November 20th, 2021

Меер Абрамович Трилиссер

М.А. Трилиссер. Начальник Иностранного отдела ГПУ

Меер Абрамович Трилиссер (1883 — 1940) В 1901 вступил в РСДРП, большевик. Неоднократно арестовывался. Участвовал в событиях 1905-07 в Финляндии. В 1917 член Иркутского комитета РСДРП(б). Вокт. 1917 член ЦИК Советов Сибири. В 1918 зам. пред. Сибвоенкомата, член Сибирской ЧК. Во время японской интервенции на Дальнем Востоке работал в подполье в Благовещенске. Затем пред. Амурского ревкома, секретарь Амурского комитета РКП(б). Затем комиссар Дальневосточной республики (ДВР) по Амурской области, член Дальбюро ЦК РКП(б). Один из руководителей Госполитохраны ДВР — аналога ВЧК. Возглавил развертывание «красного террора» в Сибири. С авг. 1921 нач. отделения Особого отдела ВЧК. С дек. 1921 пом.нач.,смая 1922 нач. Иностранного отдела ВЧК. Один из организаторов советской разведки. С 1926 зам. пред. ОГПУ, но был убран из органов. В 1930-34 зам. наркома Рабоче-крестьянской инспекции РСФСР и член Президиума ЦКК ВКП(б). С 1934 член Комиссии советского контроля. Арестован. Приговорен к смертной казни. Расстрелян. Посмертно реабилитирован.

Родился в Астрахани в семье сапожника. Окончил городское реальное училище. Работал в Одессе. С 1901 г. состоял членом Южной революционной группы социал-демократов, был арестован и выслан в Астраханскую губ. Под надзор полиции. В начале революции 1905-1907 гг. находился в Казани, вел пропагандистскую работу среди солдат. Был направлен большевистским ЦК в военный комитет Петрограда для руководства Финляндской военной организацией РСДРП. В Таммерфорсе (Тампере) занимался организацией I партийной конференции (декабрь 1905 г). В июле 1907 г был арестован, в 1909 г. приговорен к 8 годам каторжных работ; содержался в Шлиссельбургской крепости, затем выслан на вечное поселение в Сибирь.

Читать статью на сайте Государственное управление в России в портретах с IX по XXI век

АРМАГЕДДОН N 3. ЧАСТЬ XVIII

ПРО КОБЫЛУ РОЗОЧКУ
Ночной ветер трепал полотнища палаток, наполненных теплым дыханием спящих людей, чужими снами и надеждами… Иногда Флик по давнишней привычке просыпался чуточку раньше всех. В такие часы он любил прислушиваться к спящему лагерю до сигнала подъема. Хотя и у него сон перед протяжным призывом рожка чаще всего был самым крепким. Теперь он в своих снах бродил по мелководью в теплой соленой воде, высматривая яркие камешки. Их можно было подержать на ладони, а потом с силой подбросить, чтобы они летели и летели чуть не до самого горизонта, шлепая аккуратными «блинчиками» на серо-зеленой морской глади. Почти всегда перед пробуждением в его снах обычно поднимался ветер, прогонявший его в новую военную жизнь… И Флик с неохотой возвращался, стараясь не оборачиваться на остававшийся позади родной дом с гнездами аистов и камышовыми шалашиками цапель.

Однажды утром его разбудил разговор двух офицеров, остановившихся за палаткой прямо в двух шагах от его топчана. Их лейтенант, господин Бламон де Куиньи, к которому Флик начинал испытывать уважение и признательность, мысленно сравнивая его с лейтенантами других рот эскадрона, вполголоса разговаривал с каким-то Грегом.

Грег, лучше бы ты продолжал тянуть свое пиво в Алкмаре! Ордонанс от 1 ноября относит драгун к частям пехоты! Ты что, против короля?

Сколько потерял наш полк в прошлый раз? Пойди и пересчитай ботины в куче у маркитантов. Граждане провинции Лангедок на свои деньги экипировали Септиманских драгун, чтобы прекратить это позорное мародерство… В следующий раз лучше погибнуть всем вместе, чем потом считать такие «трофеи». Ты отдаешь себе отчет, что после восьми лет мира наша армия совершенно не готова к новой войне?.

Читать главы романа в "Литературном обозрении"

АРМАГЕДДОН N 3. ЧАСТЬ XIX

Я СВОЮ НАТАЛИЮ УЗНАЮ ПО ТАЛИИ

Всю ночь Ямщикову снились поросшие низким кустарником холмы, по которым надвигалась свинцово-голубая масса всадников на распаленных вороных лошадях. Они неслись в один-два интервала, общей сомкнутой линией прямо на Ямщикова… Внезапно центр войска перестроился в два ряда, разворачивая быстрые фланги гусар, над которыми холодный северный ветер крыльями поднимал цветные ментики…

Проснулся Григорий совершенно разбитым, нисколько не отдохнув, с твердой уверенностью, что эти двое где-то совсем близко. С сосущим под ложечкой чувством, которое всегда раньше возникало при настоящей, серьезной опасности, он глянул вниз, на то, что раньше было Фликом. Трепетное и нежное создание, обещавшее караулить их сон до утра, безмятежно дрыхло на нижней полке, разметавшись во сне. Неяркое солнце освещало девичий овал симпатичного личика, обрамленного светло-русыми волосенками с волнительными кудряшками. С непонятным самому умилением Ямщиков пялился на ее слабенькие голые ручонки, стройную ножку, высунувшуюся из-под грязно-зеленого одеяла. Потом его очень сильно потянуло пристроиться рядом с девушкой на полку, просто посидеть. Одеяло поправить, помочь устроиться удобнее, проверить, не дует ли на нее из окна… Но главное Григорию отчего-то захотелось немедленно согреть небольшие, почти прозрачные пальчики с перламутровыми, как у младенца, ноготками. До того эти пальчики были крошечными, что они точно должны были все время подмерзать. Внимательно посмотрев на голую, узкую ступню девушки, Ямщиков понял, что и ножка у этой дурочки тоже замерзла. А она спит себе, улыбается… Про себя он даже удивился, насколько трогательными и беззащитными выглядят спящие женщины. До тех пор, пока не проснуться и по чужим карманам шарить не полезут… Он уткнулся в подушку и засмеялся, вспомнив, как эта девушка плакала и кричала, что больше не будет. Будет! Конечно, будет! Еще как будет, тут и сомневаться нечего! Только он теперь деньги в карман спрячет… И притворится спящим… В деталях он представил, как эта девица полезет к нему в карман своими пальчиками, а он поймает маленькую ручонку и спросит ее особенным голосом: «Ну, что же, Мариша? Попросить по-хорошему не можешь? Ты попроси меня по-хорошему, Мариша!..»

Читать главы романа в "Литературном обозрении"

Ответ извратителям истории Великой Отечественной...


Ирина Дедюхова
Сергей опять лютует. Ну, понятно, наши жиденькие собратья по разуму вылезли воровать просмотры с роликами типа "План Барбаросса. Когда весь мир затаил дыхание". Согласна, ничего глупее тупого местечкового пафоса не бывает. И чего было с этим лезть, когда уже разобрали, что и план Барбаросса был идиотский, полностью рассчитанный на предательство Жукова и Тимошенко? Действительно, сраные задницы надо подтереть, а не надуваться пафосом. Прямо как жабу через соломинку.