November 13th, 2021

Николай Ильич Подвойский

Николай Ильич Подвойский. Фотография 1917 года.

Николай Ильич Подвойский ( 1880 — 1948, Москва) — революционер, большевик, приговоренный к сибирской ссылке, был освобожден Февральской рев., командовал Петроградским военным округом, был одним из руководителей разгрома войск А.Ф. КеренскогоП.Н. Краснова, был членом Петроградского комитета РСДРП(б), руководителем военной организации, войдя в состав ВРК, деятельно готовил Октябрьский переворот, используя курсы организаторов выборов Учредительного собрания для подготовки руководителей восстания, участвовал в штурме Зимнего дворца, сохраняя свои посты, стал наркомом по военным делам, в 1918 был назначен председателем Всеросс. коллегии по организации и формированию РККА, был членом Высшего военного совета и Высшей военной инспекции РККА, в 1919 занимал пост наркомвоенмора Украины, затем члена РВС Республики, активно участвовал в гражданской войне почти на всех фронтах, был одним из создателей физкультурного движения в стране, с 1935 находился на персональной пенсии, в окт. 1941, после отказа принять его на военную службу (61 год), добровольцем рыл окопы под Москвой.

Читать статью на сайте Государственное управление в России в портретах с IX по XXI век

СКАЗКА О ДВУХ ВОИНАХ-ДЖИДАЯХ

Представляем фильм, созданный нашим Содружеством Технарь по известной сказке И.А. Дедюховой. Текст приводится с сайта Современная русская литература.

Едут, значит, два воина-джидая по степи. А место, надо вам сказать, глухое, жилья поблизости не наблюдается. И Луна, которая только что бежала за нашими воинами вслед, скрылась, главное, чо-то. Настоящему воину-джидаю все это, безусловно, до фонаря, но как-то, впрочем, не по себе. Едут дальше, о своем, воинском думают. Один думает про другого: «Какая же он все-таки сволочь! Достал, блин!»

И, действительно, на предыдущей стоянке этот другой свою джидайскую фляжку с тонизирующим джидайским питьем выжрал, да и еще и у своего товарища значительно так флягу ополовинил. Отвернуться, блин, нельзя. Вылилось само, говорит. Едет теперь, песни поет, мордой в холку джидайского коня тыркнется, на минуту замолкнет и сразу опять поет. Хорошо его, значит, тонизирует. И песни все у него какие-то противные, как и сам он весь, но, с другой стороны, пускай лучше поет. А еще лучше бы заткнулся.

Смотреть фильм и читать сказку в "Литературном обозрении"