October 1st, 2021

Михаил Васильевич Алексеев

ГЕНЕРАЛ ОТ ИНФАНТЕРИИ Алексеев Михаил Васильевич. Источник: Русская военная история в занимательных и поучительных примерах. 1700 —1917. Ковалевский Н.Ф.

Михаил Васильевич Алексеев (1857 -1918) — участник русско-турецкой (1877—1878 гг.) и русско-японской (1904—1905 гг.) войн, в годы Первой мировой войны — начальник штаба армий Юго-Западного фронта, главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта, начальник штаба Верховного главнокомандующего (с августа 1915 г. по март 1917 г., фактической руководитель всех военных действий ), генерал от инфантерии (24 сентября 1914 года), генерал-адъютант (10 апреля 1916 года); участник заговора против Николая II, один из главных действующих лиц, вынудивших царя отречься от престола, после Февральской революции — верховный главнокомандующий до мая 1917 г., после Октябрьской революции бежал в Новочеркасск, где 2 ноября приступил к созданию т.н. Алексеевской организации — добровольческого военного формирования из бежавших на Дон офицеров, юнкеров, студентов, кадетов, гимназистов старших классов и др. 25 дек. формирование получило наименование Добровольческой армии, Алексеев стал её верховным руководителем (при главкомах Корнилове и Деникине), после гибели Корнилова (13 апр. 1918) — руководитель «Особого совещания» (правительства территории, на которую распространялась власть Добровольческой армии), умер от тифа в конце сентября 1918 г. в Екатеринодаре, похоронен в Белграде.

В начале революции в февраля 1917 Алексеев, по предварительному соглашению с некоторыми общественными деятелями, организовал давление на Николая II со стороны старших военачальников, чтобы побудить его отречься от престола. 1 марта направил Николаю II телеграмму с проектом манифеста и требованием создания ответственного министерства. Уже 2 марта Алексеев направил Государю телеграммы главнокомандующих армиями фронтов великого князя Николая Николаевича, А.А. Брусилова, А.Ё. Эверта и В.В. Сахарова, содержавшие просьбу об отречении. Эти телеграммы были доложены Николаю II генералом Рузским, который со своей стороны также высказался за необходимость отречения. Николай II, увидев, что армия в лице своих старших представителей выступает против него, согласился на передачу престола.

Читать статью на сайте Государственное управление в России в портретах с IX по XXI век

АРМАГЕДДОН N 3. ЧАСТЬ XVI

МЫ ПРОСТИМСЯ НА МОСТУ…

Проснись, Гриша, проснись! — тряс Петрович бесчувственного Григория. — Да проснись же ты, ё-мое! Краля твоя в другое купе переезжает! Я же говорил, что давно надо было вам вдвоем от этого очкарика сваливать! Как сейчас к Алле в седьмое купе заедет, так хрен ты оттуда ее выковырнешь… Я к этой… к ним с уговорами не пойду, учти. Умываю руки, как Понтий, мать его, Пилат. Да просыпайся же ты, бог мой!

К Алле? — с нескрываемым страхом переспросил Григорий, сразу приходя в себя.

К ней самой! Надо было мне раньше догадаться, что она ее себе возьмет, — ныл Петрович, помогая Ямщикову застегнуть фланелевую мятую ковбойку. — Не хотел ее в вагон пускать, Аллах соврать не даст! А она мне говорит с такой усмешкой: «Ты что, хочешь, чтобы я такое пропустила, мальчик? Проход не загораживай! Вещи прими и не смей мне возражать!» Так, веришь ли, схватил ее чемоданы, сам донес, сам постельку застелил…

— А Седой-то куда смотрел? — больше у самого себя, нежели у Петровича, поинтересовался Ямщиков, застегивая брюки.

Да чо он может-то, раз теперь сама Алла за это взялась? Сидит, щурится филином в своих очках… Я тебе скажу, что никто ничего против этой Аллы не сделает. Как она скажет, так и будет. Вся железная дорога ничего с ней сделать не может, а что там может этот твой крендель в очках? Я пришел работать, старики уже об этой Алле шепотом рассказывали. Сам впервые увидал, но сразу понял: она! Алла! Она до нас, Григорий, была и после нас останется…

Пока первое купе с большими трудностями и лишениями пыталось сплотиться в единый тригон, весь состав, включая прицепной вагон, моментально, буквально за четверть часа сплотился под железной рукой дамы средних лет, представлявшейся просто Аллой.

В сущности Петрович с расстройства и сильного похмелья проговорился о давнем, тайном позоре всех российских железнодорожников… Когда Алла появилась на железных дорогах, доподлинно не знал никто. Говорят, еще в старину на пароходах, курсировавших по основным водным артериям России, являлась эта прилично одетая дама с усиками над верхней губой и пронзительным взглядом красивых зеленых глаз. И будто бы ее тоже звали мадам Алла Поршутинская. Анатолий Торсуков, втянувший Петровича в торговлю всякой живностью, до сухогруза «Композитор Чайковский» ходил по Волге до Астрахани. Однажды, будучи, правда, не совсем трезвым, он рассказал Петровичу тамошние легенды, будто бы Алла предпочитала раньше комфортабельные каюты первого класса дорогих пароходов, шлюзовавшихся в Тихвинском, Августовском и Березинском каналах.

Читать главы романа в "Литературном обозрении"