April 16th, 2021

Александр Иванович Остерман-Толстой

Доу, Джордж. Портрет графа А. И. Остермана-Толстого. 1825. Военная галерея Зимнего Дворца, Эрмитаж

Александр Иванович Остерман-Толстой (1770 — 11 февраля 1857) — граф (1796). генерал от инфантерии (1817), генерал-адъютант (1814). В Отечественную войну 1812 и заграничных походах русской армии 1813-14, командуя пехотным корпусом, отличился во многих сражениях, особенно при Бородине и Кульме, герой Отечественной войны 1812 года.

Александр Иванович Толстой родился в семье генерала Ивана Матвеевича Толстого (1746—1808), мать которого была дочерью графа А. И. Остермана — дипломата, сподвижника Петра Великого. Дед по отцовской линии — генерал-аншеф М. А. Толстой, по материнской линии — генерал-поручик И. А. Бибиков. Екатерина II дозволила молодому Толстому в 1796 году принять титул, фамилию и герб рода графов Остерманов от его бездетных двоюродных дедов — Фёдора и Ивана Остермана.

Действительную армейскую службу А.И. Толстой начал в 1788 г. в русско-турецкую войну 1787-1791 гг.. Первый год он провел в военных походах в Молдавии и Бессарабии, а в 1789-1791 г. непосредственно участвовал в боевых действиях: в сражении при реке Салче, в атаке Измаила, во взятии Бендер — в 1789 г.; в штурме Килийских ворот и во взятии Измаила — в 1790 г.; в разгроме турецкой армии у Мачина — в июне 1791 г.

В феврале 1798 г. Александр Иванович, приняв к тому времени графский титул и фамилию Остерманов, произведен в генерал-майоры и назначен шефом Шлиссельбургского мушкетерского полка, но неожиданно для всех через 2 месяца отстраняется от военной службы и в чине действительного статского советника «определяется к статским делам». В эти годы, в правление Павла I. подверглись опале и были заключены в крепость полковник А.П. Ермолов, атаман М.И. Платов, уволен из армии полковник Н.Н. Раевский и другие. Лишь после вступления на престол Александра I он смог вернуться в армию.

Читать статью на сайте Государственное управление в России в портретах с IX по XXI век

ТЕАТР ВАМПИРОВ. ЧАСТЬ V

16.04.2021

Ну, что такое русский роман с точки зрения единственного на сегодня человека, кто имеет пять полноценных русских романа на современную тематику, с полным анализом, с живыми художественными образами, на безупречной нравственной основе? У нас такой человек есть, вполне проверенный разными способами, вплоть до самых садистских мероприятий. Понятно, что это Дедюхова, у которой кто только не пытается украсть саму жизнь, хотя вообще-то нынче ее время, а не всех тех, кто тут упоминался так или иначе.

Так вот Ирина Анатольевна считает, что русский роман — это полномасштабная аналитика, позволяющая не тратить драгоценное время жизни на тупиковые варианты и сосредоточиться на наиболее значимых задачах собственной жизни. И мы сейчас не говорим даже о таланте, литературном даровании, масштабности мышления, а главное, нравственности того, кто выложит нам такую аналитику, все это в Дедюховой сконцентрировано с избытком. Речь идет не об этом, вопрос стоит жестко, на уровне романа Константина Симонова «Живые и мертвые», когда одна заминка, небольшое сомнение, обычная нерешительность… делят всех на еще живых и уже мертвых.

Читать статью в "Литературном обозрении"

Конструктивизм

Значительных успехов в 20— 30-х гг. 20 в. достигла архитектура. Бурный рост городов, промышленности, развитие транспорта приходят в резкое противоречие с не соответствующей новым требованиям планировкой старых городов, с их узкими извилистыми улицами. Необходимость разрешить осложнившуюся проблему транспортного обслуживания и обеспечить нормальные санитарные и жилищные условия населению, порождают градостроительные проекты и новые формы расселения людей. Они характеризуются стремлением смягчить в городах социальные контрасты и устранить чрезмерную концентрацию населения. Вокруг больших городов в некоторых странах возникают города-сады с индивидуальными жилыми домами, промышленные города, рабочие поселки и т. д. со строго функциональным расчленением территории. Внимание архитекторов привлекли задачи не только промышленного, но и массового жилищного строительства, разработка жилых комплексов с экономными типовыми квартирами, рассчитанными на среднюю и низкооплачиваемую категорию людей. Больше внимания уделяется проектированию районов, архитектурному оформлению ландшафтов.

Эйфелева башня,  Густав Эйфель 1889, Париж, 

Франция Разрабатываются универсальная классификация улиц и принципы их сочетания, создаются сети городских магистралей, независимых от переходных улиц и рассекающих город на ряд обособленных пространств.

Читать статью в Библиотеке Санкт-Петербургского Университета высоких технологий

Приглашаем на литературный (и не только, как всегда) вебинар!!! Всех!!!

Михаил Булгаков «Иван Васильевич»

«Иван Васильевич» — пьеса Михаила Булгакова, работа над которой велась в 1934—1936 годах. Несколько редакций произведения были созданы на основе социальной антиутопии «Блаженство». В основе сюжета — рокировка во времени, когда из-за сбоя в работе машины, изобретённой инженером Тимофеевым, московский управдом Бунша вместе с жуликом Жоржем Милославским перемещаются в XVI век, а царь Иван Грозный попадает в XX столетие. Почти водевильная путаница приводит к созданию многочисленных комических ситуаций, при которых герои, оказавшиеся в «чужих» эпохах, живут по законам своего времени. Сюжет комедии перекликается с фабулой романа Марка Твена «Принц и нищий», герои которого точно так же меняются ролями.

В 1935 году Театр сатиры приступил к работе над спектаклем «Иван Васильевич», однако после генеральной репетиции, состоявшейся весной 1936 года в присутствии партийных руководителей СССР, постановка была закрыта, а пьеса — запрещена. При жизни автора произведение ни разу не было напечатано. Впервые оно было опубликовано в 1965 году в книге Михаила Булгакова «Драмы и комедии» (издательство «Искусство»). Комедия послужила основой для известного фильма Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию», в котором действие было перенесено в 1970-е годы.

История «Ивана Васильевича» напрямую связана с другим произведением Булгакова — антиутопией «Блаженство». Весной 1933 года Михаилу Афанасьевичу было предложено написать для мюзик-холла «эксцентрическую синтетическую трёхактную пьесу». Булгаков решил создать комедию, герои которой перемещаются из Москвы 1930-х годов в XXIII столетие. Стремление заглянуть в будущее и соотнести его с настоящим было весьма популярным мотивом в литературе того времени — футуристическую тему разрабатывали Евгений Замятин («Мы»), Алексей Толстой («Аэлита»), Владимир Маяковский («Клоп», «Баня»). В «Блаженстве» у Булгакова впервые появились изобретатель машины времени (ему была дана фамилия Рейн), секретарь домоуправления Бунша-Корецкий, а также жулик Жорж Милославский, повадками напоминающий другого персонажа — Коровьева из «Мастера и Маргариты».

В процессе работы, длившейся почти год, договор с мюзик-холлом был расторгнут, но почти сразу комедией заинтересовался театр Сатиры. Однако чтение «Блаженства», состоявшееся в его стенах в апреле 1934 года, не вызвало ажиотажа у руководства — автору предложили кардинально переделать комедию. Как писала в те дни в своём дневнике Елена Сергеевна Булгакова, «им грезится какая-то смешная пьеса с Иваном Грозным, с усечением будущего». Вероятно, этот ракурс — взгляд из настоящего в грядущее — настораживал постановщиков. В письме, адресованном литературоведу Павлу Попову, Михаил Афанасьевич рассказывал, что обедавший с ним в ресторане директор театра внимательно выслушал рассказ об идее и проблематике «Блаженства», а затем исчез — «есть предположение, что он ушёл в четвёртое измерение».

Осенью 1934 года художественный руководитель театра Сатиры Николай Горчаков вновь напомнил Булгакову о желании труппы получить от него пьесу об Иване Грозном. В конце ноября Булгаков сделал первые наброски к «Ивану Васильевичу», а в октябре 1935 года прочитал пришедшим к нему домой представителям театра готовое произведение. По свидетельству Елены Сергеевны Булгаковой, успех был ошеломляющий: «Горчаков вытирал слёзы, все хохотали… Хотят пьесу пускать в работу немедленно». Вскоре машинописный вариант комедии был передан в Главрепертком, цензоры которого сделали несколько замечаний, в том числе такое: «А нельзя ли, чтобы Иван Грозный сказал, что теперь лучше, чем тогда?». После внесения авторских правок театр приступил к репетициям. Роль Ивана Грозного досталась Дмитрию Кара-Дмитриеву; в спектакле участвовали актёры Фёдор Курихин, Ева Милютина, Павел Поль и други.

Премьера должна была состояться весной 1936 года, однако незадолго до неё сначала в «Правде», а затем в «Литературной газете» вышли статьи, посвящённые театральным проблемам вообще и Михаилу Афанасьевичу в частности. Одна из них, озаглавленная «Внешний блеск и фальшивое содержание», касалась постановки булгаковского «Мольера», другая называлась «Реакционные домыслы М. Булгакова». По словам жены драматурга, ещё в начале этой кампании «Миша сказал — Мольеру и „Ивану Васильевичу“ конец». 13 мая в театре Сатиры прошла генеральная репетиция «Ивана Васильевича», на которой присутствовали представители ЦК ВКП(б). В тот же день пьеса была запрещена и при жизни автора больше не ставилась. Её первая публикация состоялась через четверть века после смерти автора — в 1965 году.

Вебинар состоится 17 апреля 2021 г. в 20:00 (время московское). Ведущая Ирина Дедюхова.

Принять участие в вебинаре

Программа вебинаров апреля

5d74b0c14d0bb4d879755a41d6c52067