December 9th, 2020

Обер-фискал Алексей Яковлевич Нестеров

Жертва царской опалы. Иллюстрации Юрия Юрова

Алексей Яковлевич Нестеров ( 1651 — 1724 г.) — обер-фискал Российской империи (с 1715) в царствование Петра Великого. Основание фискальской службы и «майорских» канцелярий означало появление в отечественном государственном аппарате органов надзора и органов предварительного расследования. Позднее Нестеров был обвинён в злоупотреблениях и после суда казнён.

Вслед за учреждением в 1711 г. Сената Петр Великий установил при нем должность обер-фискала для наблюдения за правильным вершением судебных дел и для донесения Сенату о нарушении кем бы то ни было казенных интересов. Кроме обер-фискала, были еще провинциальные фискалы, в заведовании которых находились фискалы низшего чина. Увидав впоследствии, что надежды его не оправдались, Царь Петр при преобразовании в 1721 и 1722 гг. Сената, учредил вместо обер-фискала должность генерал-прокурора.

Читать статью на сайте Государственное управление в России в портретах с IX по XXI век

СОКОЛОВ В.Д. — ВЕЧНЫЕ СЮЖЕТЫ. XX ВЕК, РАЗНОЕ. ЧАСТЬ II

Вечные сюжеты

Соколов В.Д.

XX век, разное:

Б. Брехт. «Господин Пунтилла и его слуга Матти»

Пьеса рассказывает об отношениях богатого помещика Пунтиллы и его шофера, Матти. Пунтилла периодически напивается, и когда напивается становится человеком — доброжелательным, юморным, гуманным. В обычном же состоянии это зверь зверем. У него есть дочь, которой он подыскал подходящую партию, но когда он напивается, он навязывает ее Матти. В конце концов Матти это надоедает и он уходит от Пунтиллы. Сюжет пьесы заимствован из комедии Ч. Чаплина «Городские огни» (1931, «Огни большого города» в русском прокате), но, конечно, отошел весьма далеко.

Пьеса была написана осенью-зимой 1940-1941 годов в Финляндии, где Брехт сбежав из фашистской Германии, гостил у финской писательницы Х. Вуйолики. Последняя давно уже носилась с идеей написать веселую пьесу на родном материале и снабдить финский театр, вынужденный пробиваться иностранными авторами, оригинальным произведением. Поначалу они писали с Брехтом вместе, но потом Брехт, отбросив соавторшу, докончил пьесу один. Разобиженные финны из патриотического еще долго печатали пьесу в двух вариантах — брехтовском и вуйоликовском — пока и до них не дошло, что таким образом они не слишком много чести добывают своей соотечественницы. Удивительная тайна искусства: весь сюжет, все персонажи, 95 процентов текста принадлежат финке, но все это тяжеловесно, тягомотно, насквозь слезливо и дидактично. Брехт же всего несколькими штрихами превратил эту словесную груду в шедевр, да так, что сама Вуйолики призналась, что немец превзошел ее. Забавно, что в 1946, смирив свои авторские амбиции, она перевела пьесу на финский язык.

Читать статью в "Литературном обозрении"

Древнерусское зодчество: полы.

П. А. Раппопорт. Строительное производство Древней Руси (X-XIII вв.)

Русский Храм Воскресения Христова в Иерусалиме .

В Десятинной церкви — древнейшем памятнике монументального зодчества Киевской Руси — при раскопках были обнаружены полы двух типов: наборные из плиток цветного мрамора, порфира и смальты, а также из поливных керамических плиток. Мрамор, использованный для полов, несомненно греческого происхождения; таким образом, очевидно, что материал для наборных полов был привезен из Византии. Позднее, в XI в., данный прием более никогда не повторялся и полы делали исключительно из материалов местного происхождения или из искусственных, тоже вырабатывавшихся на месте. (В летописях имеются два упоминания о том, что пол церквей был вымощен мрамором.

Так, церковь в Суздале была «измощена моромором красным разноличным» (1233 г.), а в ростовской церкви «дно ея помести мрамором красным» (1280 г.) (см.: Рорре А. Op. cit. S. 41). Трудно сказать, какой именно материал здесь понимался под термином «мрамор». В.Н.Татищев, указывая, что мрамор для церкви в Суздале был прислан «от князя болгарского в дар великому князю», высказал сомнение в том, что это был действительно мрамор: «Мрамор красной, где бы болгарский князь взял, неизвестно, ибо ныне онаго нигде в близости не находится, разве бы доски полированныя, каковых в развалинах их домов немало находят, но неведущий разности писатель мрамором именовал» (см.: Татищев В.Н. История Российская. М.; Л., 1964. Т. 3. С. 228, 269. Примеч. 639)

Читать статью в Библиотеке Санкт-Петербургского Университета высоких технологий

Приглашаем на исторический (и не только, как всегда) вебинар!!! Всех!!!

Франция времен регентства Филиппа Орлеанского

Филипп II, герцог Орлеанский (фр. Philippe, duc d’Orléans; 2 августа 1674 — 2 декабря 1723) — регент Французского королевства при малолетнем короле Людовике XV с 1715 по 1723 годы, племянник Людовика XIV.

2 августа 1674 года в семье Филиппа I Орлеанского и его супруги — принцессы Палатинской из Баварского дома Виттельсбахов родился сын Филипп. При рождении Филипп получил титул принца Шартрского. Воспитателем умного и способного мальчика был назначен аббат Дюбуа, однако в качестве наставника он не оправдал возложенных на него надежд: Филипп не получил должного образования, хотя и имел интерес к естественным наукам.

Принц с юных лет проявил своё неравнодушие к женскому полу, что при дворе его дяди — Людовика XIV вовсе не порицалось.
В возрасте семнадцати лет Филипп женился на пятнадцатилетней мадемуазель де Блуа, сестре герцога Мэнского, узаконенной дочери короля Людовика XIV и его фаворитки мадам де Монтеспан.

В 1701 году, после смерти отца, Филипп Шартрский получил титул герцога Орлеанского. Филипп был крайне честолюбив — его не устраивало положение «вечно второго», как иногда называли герцогов Орлеанских. Он даже попытался претендовать на испанский трон вместо намечавшегося на это место внука Людовика XIV (будущего Филиппа V, Испанского). Это привело к длительной размолвке с Людовиком XIV.

К 1715 году во Франции сложилась непростая ситуация: у Людовика XIV из прямых наследников оставался в живых только пятилетний правнук — Людовик, герцог Анжуйский (будущий Людовик XV). Перед своей смертью, последовавшей 1 сентября 1715 года, король назначил Филиппа Орлеанского регентом королевства. Так началась эпоха, названная впоследствии эпохой Регентства.

Своей резиденцией регент выбрал Пале-Рояль. Распорядок дня Филиппа Орлеанского несколько отличался от рабочего ритма Людовика XIV, начинавшего трудиться в шесть утра и заканчивавшего далеко за полночь. В девять утра регент садился работать и до обеда читал донесения, отвечал на депеши или принимал послов. После десерта он возвращался в свой кабинет и вел заседания совета. После пяти часов вечера для Филиппа не существовало никаких важных дел — получение удовольствий было для него важнее возложенной на него миссии.

Вебинар состоится 10 декабря 2020 года в 20-00. Ведущие Сергей Ткачев и Ирина Дедюхова.

Принять участие в вебинаре

Программа вебинаров декабря
5d74b0c14d0bb4d879755a41d6c52067