September 28th, 2020

Наталья Кирилловна Нарышкина

Наталья Нарышкина. Неизвестный художник

Наталья Кирилловна Нарышкина (1651-1694) — царица, вторая жена царя Алексея Михайловича и мать Петра I. Дочь рязанского дворянина Кирилла Полиевктовича Нарышкина

Повенчана с царем 22 января 1671 г. Воспитывалась в доме у боярина Артамона Сергеевича Матвеева, которому приходилась родственницей по жене, где ее увидел царь. В 1671 г., девятнадцати лет от роду, вышла замуж. Пять лет супружеской жизни прошли удачно. Любовь царя к красавице жене все усиливалась, особенно после рождения Петра и двоих других детей. После смерти Алексея Михайловича наступило тревожное время. Молодая царица встала во главе партии Нарышкиных, безуспешно боровшейся с партией Милославских. При Федоре Алексеевиче она с сыном переехала в село Преображенское. При царевне Софье, захватившей власть после Стрелецкого бунта 1682 г. и объявленной правительницей при царях Иоанне и Петре, ее положение стало еще тяжелей: ее грозили даже «выгнать из дворца». Опальное положение кончилось с падением правительства Софьи в 1689 г. Переворот 1689 восстановил прежний почет и значение царицы. При Петре I она принимала участие в важных делах: после смерти патриарха Иоакима настояла на избрании Патриархом Казанского митр. Адриана, отвергнув его соперника, Псковского митр. Маркелла, к которому склонялся Петр. Влияние ее на Петра I было довольно значительно, как следует из переписки. По настоянию и указанию Натальи Кирилловны состоялся первый брак Петра I. Последний вскоре отдался своим увлечениям к путешествиям и кораблестроению, но поддерживал нежную переписку с матерью. В 1692 она наезжала в Переяславль, где большей частью пребывал Петр. Своими отлучками и особенно морскими путешествиями он часто огорчал любящую мать. Наталья Кирилловна умерла на 43 году жизни в 1694 году от болезни сердца. После смерти матери Пётр принимает на себя всю полноту власти.

Архитектура Древней Персии.

Степные долины Иранского плоскогорья, расположенные между земледельческими районами Двуречья и Индии, обеспечивали благоприятные условия для развития пастбищного скотоводства. Древние персы, населявшие эти районы, имели свои традиции в хозяйстве и искусстве, присущие кочевому образу жизни. У них были легкие передвижные и разборные жилища, колесный транспорт, предметы быта. Суровая закалка и неприхотливость хорошо организованных персидских отрядов обеспечили им военный успех в походах. Царь Кир в середине VI в. до н. э. завоевывает одно за другим ослабевшие государства Двуречья и Восточного Средиземноморья.

Захват областей с высоким уровнем цивилизации приблизил персов к достижениям оседлой культуры. Заимствуются приемы горного крепостного строительства, тип царских скальных гробниц, монументальная образность дворцов на платформах. При этом не строили специальных оснований, а подбирали подходящие участки и обрабатывали их в виде террас. Дворцы не подавляли своей монументальностью и глухими стенами; они легкие, просторные, со стройными колоннами внутри – на их архитектуру оказали влияние традиции возведения кочевых шатров.

Читать статью в Библиотеке Санкт-Петербургского Университета высоких технологий

НАШИРЯВШИЕСЯ АДРЕНОХРОМОМ. ЧАСТЬ VI

28.09.2020

Что же продемонстрировали все эти «наирявшиеся адренохромом» за прошедший период? А полнейшую неадекватность, полную оторванность от норм человеческой морали, элементарных приличий и прочего. Слишком далеко они ушли в полной вседозволенности, а собственно, в бесконтрольности действий и поступков за грань человеческого общества. Поэтому и появились совершенно дебильные объяснения о «рептилоидах», поскольку смотрится все со стороны… обычным маниакальным синдромом.

Маниака́льный синдро́м (др.-греч. μανία «страсть; безумие; влечение») — синдром, характеризующийся триадой симптомов: повышенное настроение по типу гипертимии, идеаторное и психическое возбуждение в виде ускорения мышления и речи (тахипсихия), двигательное возбуждение.
Для маниакального синдрома также характерны, но проявляются не всегда усиление инстинктивнойдеятельности (повышение аппетита, сексуальности, усиление самозащитных тенденций), повышенная отвлекаемость, переоценка собственной личности (достигающая иногда бредовых идей величия).
Для выявления маниакального синдрома используется тест на манию — так называемая шкала Альтмана[1][2].

Человеческая природа явно не рассчитана на все то, что творят уроды, решившие «править миром», но не способные за этот мир отвечать. Вот и возникает эта тяга к «сексуальности», возвеличенная профессором Фрейдом с «нижнего этажа» — до «верхнего», будто Господь задумывал человека по Своему Образу и Подобию лишь для того, чтобы тот трахался-сношался-жрал-срал-убивал и пакостил ближнему (см. Фрейдистские замашки).

Читать статью в "Литературном обозрении"