?

Log in

No account? Create an account

July 19th, 2019

18.07.2019

Глава 1

ВАМПИРЫ В ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ И РИМЕ

То, что отвратительные занятия ведьм и вампиров широко владели умами людей и часто обсуждались римлянами, как это происходит в наши дни, доказывает застольная беседа Тримальчио, которую для нас сохранил Петроний в бессмертном отрывке своего знаменитого романа. Один из гостей по имени Ницерос рассказал историю об оборотне — и отличную историю! — но хозяин попытался перещеголять его своей легендой о вампире. «К тому же, — восклицает он, — я сам расскажу вам ужасную историю, столь же необыкновенную, сколь был бы рассказ об осле, скачущем по черепичной крыше. Когда я был еще кудрявым юношей — а я тогда был любвеобильным молодым Ганимедом, — умер любимец нашего покровителя. Клянусь Геркулесом, он был чудо, а не мальчик. Его бедная мать оплакивала его смерть, и некоторые из нас, тоже убитые горем, сочувствовали ей в ее страданиях. Внезапно среди ведьм поднялся такой ужасный крик, что можно было подумать, что стая лающих собак гонится за зайцем. В тот момент случилось так, что в доме находился крепкий каппадокиец, высокий храбрый парень, задира, который легко мог бы свалить Юпитера с трона со всеми его молниями. Этот юный Паладин, намотав свой плащ на левую руку и держа обнаженный меч в правой руке, решительно выбежал из дверей и — надо же такому случиться — проткнул насквозь женщину. Мы услышали тяжкий стон, но самих ведьм — нет, не стану врать — мы не видели. По крайней мере, наш победитель вернулся и упал в обморок на кровать, потому что он весь был в синяках и кровоподтеках, как будто его всего избивали с головы до ног. Это была какая-то чертовщина. Мы быстро заперли дверь и вернулись к бедной матери, чтобы утешить ее. Но когда она пошла, чтобы обнять тело своего сына, она увидела, что нет ни сердца, ни всего остального, потому что вампиры унесли тело мальчика и оставили вместо него лишь пук соломы. Ну, что вы об этом думаете? Они довольно хитрые, а? — эти ночные ведьмы, которые за миг могут перевернуть все вверх дном. Что касается нашего отважного защитника, он так и не поправился, а через несколько дней умер в сильнейшем бреду». Надо понимать, что когда подобные истории всеми принимались на веру, то становилось необходимо — и это было не просто трудной, а опасной задачей — охранять тела умерших от таких нападений нечистой силы и вампиров.

Читать главы в "Литературном обозрении"

29.03.2015

9В принципе, ничего нового не произошло. Суть сегодняшнего государственного управления — в паразитировании на наследии прошлого. Понятно было с самого начала, что никчемные выходцы из КГБ-ФСБ будут лишь паразитировать на достигнутом, ничего создать или развивать они не в состоянии.

Но в ряде случаев, когда речь идет об историческом наследии, которое сохранили и в Гражданскую войну, и в Отечественную, — становится особенно невыносимо видеть, кто и как к этому наследию допускается, с какими принципами, с каким уровнем личностного развития.

И в преддверии празднования 70-летия Победы, особенно отчетливо понимаешь, насколько безразлична этим людям история и настоящая культура России. Понимаешь, что у них полностью сгнившее уголовное нутро. С такими не побеждают, с такими теряешь и жизнь, и личность, и достоинство.

Read more...Collapse )

17.05.2006

Я все думаю… думаю… Насколько же все-таки верная поговорка «Кому война, а кому – мать родна!» Насколько же точно выражается наш талантливый народ… Вот только не иссякают эти сыновьи пометы каждой войны. Стервятников…

Я не люблю так называемую «военную прозу». У меня есть с этой темой кой-какие личные счеты. Потому… не люблю описаний ненасытных, бессмысленных пиршеств войны. Нынешние войны без нормального командования, решения четко обозначенных задач, а главное – при полном отсутствии какой-то… хотя бы видимойответственности лиц, которые принимают решения о начале военных действий… превращают все вокруг в достояние стервятников.

Доблесть, честь, любовь к Родине… «Не зови войну, не надо! Она сама тебя найдет...»

И стервятники кружат, кружат сходящимися кругами… все ближе и ближе. Я высматриваю в хмуром небе того стервятника, который несколько лет назад заставил захлебнуться давно забытой болью. Я узнаю его. Судя по всему, и он узнал меня…

Читать статью в блоге "Огурцова на линии"891c2aadbbc2a1e42b91a8d61e924949

Вольтер «Кандид или Оптимизм»

«Канди́д, или Оптими́зм» (Candide, ou l’Optimisme) — наиболее часто публикуемое и читаемое произведение Вольтера. Повесть была написана, вероятно, в 1758 году и год спустя появилась в печати сразу в пяти странах под видом «перевода с немецкого». Она тут же стала бестселлером и была на многие годы запрещена под предлогом непристойности. Сам Вольтер считал её безделкой и в некоторых случаях даже отказывался признавать своё авторство.

Повесть отразила пессимистическую обстановку Семилетней войны и некоторое разочарование автора в эффективности философии («будем работать без рассуждений»). Его попытка «просветить» зачинщика войны, Фридриха Великого, закончилась бегством писателя из Прусской державы. Причины кровопролитного конфликта, поставившего под ружьё миллионы солдат в разных уголках Европы и требовавшего от них убивать друг друга, были труднообъяснимы. После покушения Дамьена на короля во Франции сгущалась атмосфера реакции и религиозного обскурантизма. Газеты трубили о сотнях тысяч португальцев, чьи жизни унесло Лиссабонское землетрясение. Всё это в совокупности ставило под сомнение рационально-оптимистический настрой эпохи Просвещения.

По жанру это философская повесть (conte philosophique) с налётом абсурдистики и цинизма, «замаскированная» под плутовской роман (форма восходит к «Правдивым историям» Лукиана). Герои повести — Кандид, его подруга Кунигунда и наставник Панглосс — колесят по всему обитаемому миру, присутствуя при сражениях Семилетней войны, взятии русскими Азова, Лиссабонском землетрясении, и даже посещают сказочную страну Эльдорадо.

Странствия героев служат автору поводом для того, чтобы высмеивать правительство, богословие, военное дело, литературу, искусство и метафизику, в особенности оптимиста Лейбница с его учением о том, что «бог не создал бы мира, если бы он не был лучшим из всех возможных». Эти слова перефразированы Вольтером как «всё к лучшему в этом лучшем из миров», и звучат саркастическим рефреном каждый раз, когда на долю героев выпадают новые бедствия.

В финале повести герои оказываются в Константинополе и узнают от местного дервиша о тщетности метафизических изысканий. Излагаемый им рецепт счастья прост — забыть о треволнениях окружающей жизни, и в первую очередь общественной, посвятив себя избранному ремеслу — «возделыванию сада».

Несмотря на попадание в Индекс запрещённых книг, повесть стала одним из первых международных бестселлеров. Спрос был таков, что в Англии одновременно вышло три перевода, сделанных разными авторами. Появились и анонимные продолжения приключений Кандида. Поскольку Вольтер открестился от первоначального произведения, мало кто верил его заверениям, что он не имеет к этим «возмутительным» сочинениям никакого отношения.

По стилю, лёгкому и энергичному, это лучшее из написанного Вольтером; слогу этой повести открыто подражали Пушкин и Флобер. Фёдор Достоевский использовал мотивы повести при создании им романа «Братья Карамазовы» и в особенности вставной притчи в романе «Великий инквизитор». Авторский голос не звучит прямо, но его мнения — всюду: они вложены в уста персонажей, как правило, второстепенных. Несмотря на неодобрительное отношение Вольтера к идее иллюстрирования литературных произведений, повесть иллюстрировали многие художники, и в их числе Пауль Клее, называвший «Кандида» своим любимым произведением. Термин «панглосс» стал нарицательным обозначением завзятого оптимиста.

Леонард Бернстайн написал на сюжет «Кандида» одноимённый мюзикл (особенно популярна сопрановая ария Кунигунды).

Вебинар проводит 20 июля 2019 г. в 20:00 (время московское) Ирина Дедюхова.

Принять участие в вебинаре

Программа вебинаров июля5d74b0c14d0bb4d879755a41d6c52067

О нас

tehnar_ru
Сетевое содружество «Технарь»
Научно-технический портал «Технарь»

За этот месяц

Метки

Powered by LiveJournal.com
Designed by heiheneikko